«Имею наглость идти за мечтой…»

1009

Широкой аутдор-общественности имя Дарьи Душечкиной стало известно после того как Даша бросила вызов себе, взошла на Ушбу и написала о своих переживаниях искренний и трогательный рассказ. Горы – одна из её страстей. Правда, в своих соцсетях Дарья не всегда пишет про восхождения. В последнее время больше про вино и путешествия – потому что это её работа в Wine Bureau.

Фото: архив Дарьи Душечкиной
Общалась Елена Дмитренко

В палатке на «Сковороде»

Встречая в горах человека сегодня, мы редко задумываемся о том, где он шагал вчера. Пообщавшись с Дашей, я узнала, что за свою жизнь она успела поработать в большом нефтегазовом холдинге в Москве, но осознала, что 18-часовой рабочий день не приносит ей удовлетворения. Следующим этапом карьеры стал Ювелирный Дом Фаберже, коммерческим директором которого в СНГ Дарья была какое-то время, до продажи и реформы компании. Очарованные её рассказом о ювелирке, продюсеры одного «модного» телеканала пригласили Дарью работать у себя. И, как говорит сама наша героиня, ей довелось снимать самые крутые показы в Париже и репортажи в знаковых бутиках. Ей это было не сложно, ведь Дарья фактически выросла во французской деревне, так что французский – её второй родной язык. Дарья живёт в Киеве и ходит в горы по всему миру. А ещё ездит повсюду и собирает истории про вино.

 

В базовом лагере Эвереста осенью 2019

Но начнём разговор мы, наверное, с одного из событий этой осени. Я знаю, что ты была в Непале с группой девушек. Расскажешь об этом?

Это проект девичников Girls in travel. 12 девчонок поехали в Гималаи. Большая часть этих девичников носит развлекательно-познавательный характер. Но периодически они отправляются в треккинги. Это был самый классический маршрут – к базовому лагерю Эвереста. Из всех участниц у одной был опыт спортивного туризма в юности. Ещё одна ходила на Казбек. Но физически это оказалась довольно подкованная группа. К моему безумному удивлению все терпели, справлялись и никто не ныл. Очень достойно девчонки себя проявили. Я им рассказывала про горы, они мне – про свою жизнь. Мне было очень приятно, что участницы этой группы приняли мою веру, как сказала одна из них в конце, увидели величие гор, их магнетизм, разделили те чувства, которые я испытываю, когда смотрю на вершины. Я рада, что мне удалось заразить их своей любовью и показать им, насколько красивой может быть Земля.

На подходе к бастиону Ушбы

Вернёмся к событиям двухлетней давности. Как и сам твой опыт на Ушбе, повествование получилось особенным. Как повлияло на тебя то восхождение?

Сложно сказать. Я тогда вообще не понимала, что это возможно… в каком-то смысле это был венец достижения в техническом смысле, как я его видела для себя.
Это не была гора, к которой я целенаправленно готовилась, как к Ако (Аконкагуа – Прим. ред.), например. И скорее всего, я бы не поехала туда, если бы зашла на пик Ленина тем летом, а я не зашла… и горечь поражения отравляла жизнь. Хотя поражением это, конечно же, не было.

Ушба показала мне две вещи:
первая – человеческий организм может абсолютно всё;
вторая – что такое катарсис.

Закат, эмоции на вершине Ушбы Южной

Тот «осадок» от Ленина уже забылся? Тебе удалось подняться на гору? Можно ли говорить о том, что победы для тебя важны и ты трудно принимаешь неудачи?

Тогда мне это казалось важным. А восхождение выдалось чрезвычайно тяжёлым. Лавина, в которую я попала, отъезд почти всех ребят, которые стали свидетелями моего падения, штурм, во время которого оставшиеся ребята обморозились и ослепли (благо, временно), адская погода и, как результат, отсутствие вершины.

В чувства меня смог привести только Бершов словами: «Ты чего? Я тоже в первый раз не зашёл!»

На фоне пика Спартак

Мы долго говорили с ним и с Таней (его супруга), я порывалась вернуться и закончить начатое (с такой акклиматизацией можно было бы это сделать за несколько дней – была бы погода), но они меня убедили в том, что это надо пережить. Что не зайти на гору – нормально. И более чем нормально, если это спасает кому-то здоровье и жизнь.

Я вынесла все уроки и ровно через год стояла абсолютно счастливая на вершине с гроздью непальских флажков.

Вершина пика Ленина, за моей спиной хорошо видны пики Коммунизма и Корженевской

Отмотаем к самому началу. Как жизнь связала тебя с альпинизмом? Это произошло одновременно или после того как ты впервые попала в горы? Когда это было?

Как и всё в моей жизни, альпинизм появился в ней случайно. Это было почти 10 лет назад. Тогда я впервые увидела Гималаи.

В первом лагере пика Ленина, на фоне вершины

Как это произошло?

Длинная история. Сбежала из-под венца и не нашла ничего лучше, кроме как в сезон муссонов поехать в Непал. Мы поднялись совсем невысоко в горы – ближайшее место от Катманду (уже за пределами долины), откуда видно восьмитысячники. Ребята в отеле смеялись и говорили, что они тут уже 2 недели отдыхают, и ничего. ОБЛАКА.

Помню проснулась в 4, долго плелась в гору под дождём, стояла на вершине холма и не могла поверить, что проделала весь этот путь зря… тогда я стала просить. И меня услышали. Небо на несколько минут расступилось, и я увидела их.

Через пару минут подъехали какие-то туристы на бусике, и пока они поднимались на смотровую площадку по ступеням, небо затянуло назад.

В отеле меня стали звать ведьмой, а хозяин гостиницы – непалец – сказал, что я просто открыла сердце и мне было даровано.

На тренировке по сайклингу

А спорт в твоей жизни до этого был? Чем увлекалась Дарья в детстве? В подростковом возрасте? И почему в итоге между всеми вариантами увлечений по жизни горы перевесили?

Нет, было всё кроме спорта: языки, математика, литература тоннами, игра в «Что? Где? Когда?» на довольно высоком уровне… и другие интеллектуальные забавы!

С Мариной Коптевой на вершине Глослоккнера, Альпы

А теперь что движет тобой, когда ты ставишь на чаши весов горы и обычную жизнь? Как ты делаешь выбор, куда и когда ехать?

Я не выбираю. Альпинизм – часть обычной необычной жизни. Что касается вершин… боюсь показаться безумной, но я всегда слышу зов горы. Туда и иду.

Почему безумной? Думаю, альпинисты как раз поймут. И какая гора зовёт тебя сейчас?

Это секрет.

С Тарасом Поздним (Белая Церковь) и Александром Павловым (Одесса) в первом лагере на пике Ленина

«Коммерческий» альпинизм или официальная спортивная система? Каков твой выбор? Почему?

В горах самое главное – безопасность. Потом уже виды, байки, песни, люди. Поэтому я за всё, что эту безопасность способно обеспечить. Быть против коммерческого альпинизма невозможно, я сама пришла в горы таким путём. Хотя не считаю себя в чистом виде клиентом.

С другой стороны, тех, кто просто получил разряды и теперь водит людей в горы, гидами я тоже не считаю. Всё очень просто: гид – профессия, которой у нас (в Украине. – Прим. ред.) не учат. У нас учат ходить, но не учат водить…

Думаю, всё заключено в балансе между деньгами и здравым смыслом. Для семитысячника нужен опыт 5000, а для 5Б (вторым номером, конечно) отличные навыки лазания на стенде, безупречная психика и физуха.

Лазание на Колодри, Арко, Италия

А есть желание ходить первой? Или это не главное?

Главное – получать удовольствие и оставаться в рамках адекватности и критической оценки себя. Если лезть, а не давать первому себя затягивать или безостановочно жумарить по перилам, то лазание вторым отличается лишь степенью риска – прекрасное техничное приключение.

Говоря про уровень Ушбы, то вряд ли я доживу до дня, когда решусь пойти на неё первой. Для этого нужно посвятить альпинизму жизнь, а я люблю разнообразие.

Что касается гидов, я знаю, что есть в Украине альпинисты, которые получали соответствующее образование. Но в целом если спросить тебя о том, как развивается коммерческий альпинизм у вас в стране, прогресс есть? Безопасность клиентов – это приоритет гидов или тех, кто себя к ним относит?

Есть несколько аспирантов и один дипломированный гид. Гиды, как и люди, очень разные. Для меня на просторах Украины есть всего несколько людей, которым я бы доверила свою жизнь. Эти люди имеют высочайшую спортивную квалификацию и опыт, исчисляемый десятилетиями и сотнями сложнейших восхождений.

Но надо признать, что здесь, как и почти везде, цена определяет качество. Если восхождение стоит в 2–3 раза дешевле, оно просто не может быть в рамках требований горной безопасности. К сожалению, донести это до потенциальных потребителей услуг крайне сложно.

Отдых на «Сковороде» после труднейшего перехода. Один из ребят в связке выбился из сил и группа поднималась почти 14 часов…

Мир альпинизма весьма неоднородный. Каким он выглядел для тебя в начале пути в горы и каким ты видишь его сейчас? Восприятие изменилось?

Раньше я «смотрела в окно», а теперь из него выглядываю. Правда, с первого или максимум со второго этажа.

Вот тут не поняла, прости, метафору.

Ну, бывает, ты просто смотришь на «звёзды», а потом – о-па! – и ты среди них. У тебя появляются их телефоны, они зовут тебя на восхождения или на ужин в дружеском кругу где-то в Мендосе или Катманду.

Даша об этом кадре говорит так: «Фото, стоящее для меня всех денег, три друга — три выдающихся человека, три восходителя на Эверест: Сергей Бершов, Валентин Сипавин, Виктор Бобок. В ресторане в Катманду. Отмечаем. Виктор и Валентин вернулись после успешного восхождения на Эверест, Сергей — на Шишипангму».

А твои цели изменились? Насколько?

Альпинистские? Конечно! Мы растём, горы становятся выше, круче, суровее. Когда-то я думала об Эльбрусе как о вершине собственных достижений… теперь смотрю на Победу и северную стену Айгера и думаю: а может?..

С командой африканских гидов на спуске с Килиманджаро

Несмотря на все трагедии пика Победы, хочется на него подняться? Получается, что изначально выбор цели может быть иррационален?

Альпинизм априори иррационален. Это спорт философа, ищущего ответы. Им нельзя заняться как футболом во дворе… Конечно, я сейчас не говорю о тех, кто едет за красивыми фотками и псевдофилософскими постами.

Небольшая трещина на отрезке «зигзаг» на пике Ленина

В горах мы встречаем море самых интересных людей. Они дарят нам близких друзей, наставников, ориентиры. Кого горы подарили тебе?

В первую очередь они подарили мне меня. Я точно знаю, кто я. Чего боюсь. На что способна. Они показали, что важно. Они подарили мне принятие и покой.

Пик Ленина, второй лагерь, лавина

Одних людей горы дают, других – забирают. Каждая потеря оставляет, всегда, свой след. Как справляешься с этим?

Я умею отпускать. А отпуская – забывать всё дурное.

А горы, горы оставляют в душе след? Влияет ли на их восприятие их «репутация»? Вот как с пиком Победы.

Конечно оставляют. Я иду в горы ради встречи со старыми или с новыми друзьями. И я говорю не про людей. У нас диалог, флирт, шахматная партия – всё сразу…

А репутация… она важна для тех, кто гонится за лайками и заголовками в таблоидах «кровавая гора», «покорение вершины мира».

Вершина Раздельная 6148 м. Немного снежно и дует ветерок

Кстати, о «вершине мира». Эверест тебя никогда не привлекал? Почему?

В большом мире единственная честная причина, почему истинный профи идёт на Эверест, – чтобы обыватели открывали рот. Когда ты говоришь, что занимаешься альпинизмом, первое, о чём тебя спрашивают: был ли ты на Эвересте. Контраргумент в виде «я был зимой на Нанга-Парбате» вообще никого не всколыхнёт…

Поэтому люди, ставящие в жизни на пиар, а не на истинные достижения, идут туда нескончаемыми вереницами. Для профи это хороший доход, для туристов – хороший пиар. Меня не интересует ни то, ни другое.

Наверное, если бы однажды речь зашла о бескислородном восхождении, нестандартном сезоне или новом маршруте…

Спускаемся с вершины пика Ленина

Но на вершину пика Победы ты хочешь?

Не знаю как, но ты попала в точку. Я хочу закрыть «снежного барса» (больше, чем Эверест или любой другой восьмитысячник), а значит придётся туда идти!

А чем тебя привлекает этот «статус»? Я понимаю всё про вершины, но стоит ли риска жизни пик Победы?

Дело не в статусе. Я знаю, что Победа будет.

Для меня это даже не вопрос. А страх – не фактор, потому что глупо бояться того, что ещё не случилось. Когда придёт день, и она позовет, пойду и точка.

На Аконкагуа с Сергеем Бершовым

Ну и в довесок тогда вопрос, а с кем идти надёжно, безопасно? С кем бы ты пошла туда?

Думаю, что Победа – это уже та гора, где одного профессионализма мало. Рядом должен быть человек, который сможет быть твоим продолжением. Соратник. Брат по духу. Брат по мысли. Человек, который будет готов без колебания рискнуть за тебя своей жизнью. Трезвый и умный. Такой человек у меня есть.

Вершина Кили после того как Дарья завела туда свою первую группу из 15 человек

Каждый человек «платит» определённую цену за то, чтобы жить той жизнью, которую он выбрал. Получается ли у тебя жить так, как ты сама хочешь, и легко ли это тебе даётся?

Имею наглость жить именно той жизнью, которой хочу и о которой всегда мечтала. Легко ли это? Это тяжёлый крест, но иного пути я себе не мыслю.

На ретро-вечеринке в Киеве

Вот сейчас все, кто в офисе с 9 до 18 с дресс-кодом и вредным начальством, мысленно плюнули тебе на спину! А я помню, что ты отвечала на мои вопросы из офиса в 9 утра воскресенья, потому просто попрошу рассказать непосвящённой публике, в чём заключается тяжесть этого креста? (Сама-то я понимаю, но у меня он свой собственный и тяготы специфические.)

А крест он всегда свой собственный. Я очень люблю слова Маркеса о том, что если кто-то не любит вас так, как вам хочется, то это ещё не значит, что он не любит вас всей душой. Поэтому, когда вам кажется, что ваш крест тяжелее, чем у кого-то другого, и это не справедливо, поймите, что большего ему не унести!

Мой крест пропорционален тому кайфу и той красоте, которую вы видите, листая мою страничку в ФБ.

Со своей собакой вест-хайленд-уайт-терьером по имени Кили

Твоя философия в городе и в горах – какими принципами ты руководствуешься?

Тренируйся! Тело, волю, человечность, страсть, разум, бесстрашие… развивай в себе все качества сразу. Я думаю, что только баланс всего даёт возможность не просто зайти на гору, а и победить в самых критических ситуациях.

У тебя есть собака. Ты часто берёшь её с собой в путешествия? У меня есть животные, и я могу сказать, что есть вещи, которым меня научили именно они. Например, безусловной любви. А у тебя какие отношения с животными?

Я люблю собак. Хотя готова тискать почти кого угодно. У меня есть пёс Кили – Килиманджаро. Мы не самые заядлые путешественники, зато мы регулярные участники чемпионатов, завсегдатаи баров, кафе и даже офисные сотрудники.

Путешествие Киев — Молдавия — Греция — Болгария — Румыния — Киев на мотоцикле, прибыли к морю

Альпинизм – только одна из твоих страстей. Есть и другие, расскажешь?

Я уже говорила, что руководствуюсь одним правилом в жизни: «ВЫБИРАЙ ВСЁ» – всё, что тебе интересно! Всё, что цепляет и влечёт…

Я страстный меломан и бывала почти на всех европейских музыкальных фестах. Люблю мотоциклы, и однажды проехала на байке из Украины в Грецию и назад. Люблю рыбалку, тихую охоту (это за грибами)… хотя, это, скорее, увлечение, чем страсть.
С недавнего времени под влиянием близкого человека всерьёз увлеклась изобразительным искусством, дизайном и антиквариатом. Оказалось, это безумно азартно – охотиться на барахолках за сокровищами, которые никто не смог разглядеть. А потом превращать их в настоящие жемчужины.

На конюшне в Москве

 

Какие музыкальные направления сочетаются с байком? На днях видела седовласого мужчину на чоппере, из динамиков которого на всю аллею неслась симфоническая музыка. А ты что любишь слушать, когда в дороге? А в горах?

Нет и нет. Напоминаю, что главное и на байке, и в горах – это безопасность. Поэтому не слушаю музыку на маршруте, вместо этого слушаю ветер, летящие камни и движущиеся ледники.

Во время съёмок Парижской недели моды

 А в чём именно заключается твоя работа?

Всё просто: я организовываю путешествия.

Для кого? Куда? Насколько популярны «винные» туры? Как они вообще правильно называются? Это востребованное сегодня направление?

Вино и виноделие существует более 8000 лет! Нам есть что показать и рассказать об этом. Работаю в крупнейшем импортёре вина в Украину, в компании, в которую я верю всем сердцем и которая покоряет меня своим подходом каждый день!

Мы ездим по всему миру: Европа, Южная Америка, Новая Зеландия, ЮАР, Япония… ездим сами и возим с собой клиентов. И везде находится что-то интересное, аутентичное. Я считаю, что вино, сыр и хлеб – в той или иной форме – основа любой мировой культуры. Поэтому, узнавая её, можно значительно легче проникнуть в души и сердца людей.

Франция и виноделие – беспроигрышное сочетание? Я так понимаю, что работа, связанная с виноделием, для тебя – работа мечты? Чем тебя пленило вино? А Франция?

С самого детства я мечтала о том, чтобы видеть мир, знакомиться с интересными людьми и говорить на иностранных языках. Мне твердили, что такой работы не существует, но все работы, которые у меня были, были именно такими. И эта не исключение.

Так, вино нужно в итоге, чтобы общаться с людьми или оно ценно само по себе?

Вино – лишь один из вариантов.

На музыкальном фестивале

Повлияло ли на развитие тебя как человека то, что ты в детстве много времени проводила во французской деревне?

Конечно. Это дало мне две вещи: знание того, что деревня – это не моё, и безупречное владение французским.

А что тогда – «твоё»? Киев – стопроцентно твоё? Ты бы хотела провести всю жизнь тут?

Я не думаю в таком ключе. Я вообще редко думаю о чём-то, что нужно принять неотвратимо и навсегда.

Когда-то я думала на пенсию уехать в Катманду и быть как мисс Хоули. Но в целом я люблю быть в городе, в гуще событий, предпочитаю дому квартиру в центре, бездушному лофту или скандинавии – более персонифицированные пространства. Мне нравится, заходя в дом, чувствовать «кто тут живёт», а не просто «подставьте любого человека».

И снова пик Ленина

Ты можешь читать в оригинале книги о первовосхождении на Аннапурну, например. Немного завидую. Читаешь горную литературу? Какие вообще книги любишь? Что перечитываешь? Есть ли у современного человека время на книги?

Я поглотитель информации. Я сметаю всё, что попадается мне в руки. Это очень смешно и утомительно, потому что многие считают меня заучкой. Могу прочитать лекцию про лейкоциты, а через минуту уже объяснять удивлённому клиенту, где газель Томсона и чем она отличается от импалы.

Если говорить о литературе вообще, то отдаю предпочтение магическому реализму и экзистенциализму XX века.

Гилман-пойнт — одна из вершин Килиманджаро, на фоне Пика Мавензи

 

Когда я говорю о том, что я делаю проект о женщинах и горах, мне указывают на то, что женщины могут ходить женскими командами, есть женский грант, женская премия, за что вы боретесь? А я ещё хорошо помню время, когда женщинам нельзя было сунуться ни на какой сложный маршрут без напарника-мужчины. Нужно ли сдувать с нас пылинки или женщины могут, если хотят, ходить на маршруты любой сложности? Какие маршруты ты выбираешь для себя?

Конечно, женщины могут абсолютно всё! Нам всё ещё сложно, потому что общество остаётся очень патриархальным даже в самых развитых странах.

Но мы уже дошли до того качественного развития в социуме, когда следующим этапом будет отказ от гендера в пользу понятного слова «человек». Этот человек нытик, а этот – кремень, профессионал или шарлатан, трус или храбрец. Мы с тобой, к сожалению, не увидим этого, но это непременно случится. Дальше весь вопрос в квалификации.

Отдых в палатке. «Поджарилась» на сковороде и «покаталась» в лавине

И (немного) философский вопрос. Всегда ли ты счастлива? И что дарит тебе это ощущение?

Да. С недавних пор я счастлива всегда. Но счастье – это не что-то, что можно купить, украсть, получить или подарить. В каком-то смысле это вообще ни от чего не зависящее состояние. Это решение, которое нужно принять.

Нет никакого потом. Есть только сейчас. И если жизнь не приносит радость, то надо себе в этом признаться и что-то менять.

Я приняла для себя это решение, как и понимание того, что никакого иного смысла, кроме самого ощущения счастья, в жизни нет. Нет ни рецепта, ни атрибутов, есть только едва уловимый луч от большого солнца, которое есть в каждом из нас. И этот свет всегда заметен… в глазах, в словах, в прикосновениях и слегка приподнятых уголках губ.

Эвакуационный вертолет «на отдыхе» в Намче-Базаре