Противостояние в Беларуси. Сначала жизнь, потом спорт…

210

Наш проект – международный. Наши авторы топчут горы самых разных стран. Например, Аня Александронец живёт в Беларуси. Потому сейчас мы, в определённом смысле, в растерянности. Мы бы рады писать о спорте и достижениях наших женщин. Но как быть с белорусскими альпинистками, которые сейчас борются не только за своё будущее в горах, но и за своё будущее в городах? Пройти мимо будет если не лицемерно, то, во всяком случае, трудно объяснимо. В первую очередь самим себе.

Я привыкла встречать белорусских альпинистов в разных горных районах. Но даже из-за границы видно, что последнюю неделю жителям Беларуси в принципе не до спорта. С позиций женщины и альпинистки Аня Александронец рассказала WGH о том, что сейчас происходит в её родной стране.

Елена Дмитренко,
Главный редактор

 

Текст: Анна Александронец
Фото: Дарья Бурякина, Вадим Замировский, Ольга Шукайло, Дмитрий Брушко, Олег Киндар, TUT.BY

 

Я, возможно, слишком эмоциональна, но я живой человек и мне страшно и больно…
Я понимаю, что странно будет увидеть эту статью в проекте WomenGoHigh, но то, о чём я пишу, это касается и альпинизма, и женщин!

9 августа в Беларуси состоялись выборы президента. Вечером многие избиратели вернулись на свои участки голосования, чтобы узнать результаты. Но некоторые не дождались их, потому что членов избирательной комиссии под охраной ОМОНа уводили с участков, граждан сначала просили покинуть участки, а затем жестоко разгоняли.

Я изначально не верила, что избирательная комиссия честно посчитает голоса, поэтому вечером вместе со своими друзьями вышла на улицы Минска, чтобы мирно выразить свой протест против существующей системы, власти и Лукашенко.

Вечер начинался прекрасно: толпы людей с разных районов города, скандирующие «Жыве Беларусь!», «Уходи!», сливались в единый поток. Я улыбалась и верила, что в эту ночь нас ждут перемены. Перемены произошли… Мирно протестующая толпа столкнулась с неадекватно мощным сопротивлением силовиков!

 

Я не наивная девочка, которая думает, что в стране, где давно нет никакой свободы, мне дадут пройтись по городу… Друг перед выходом объяснил мне, что надо делать, если на меня напал ОМОН или милиционеры:

— Не сопротивляться!

Любая царапина, оставленная на силовике, будет расценена как попытка причинить вред его здоровью. А это срок.

— Аня, если рядом разрывается свето-шумовая граната, то закрывай глаза и открывай рот. Резиновые пули, проходящие по касательной, разрывают ткани, а попадающие в тело оставляют серьёзные гематомы и вышибают глаза.

Я была уверена, что я сильная и смогу справиться с таким. Я же альпинистка! Я же мультигонщица, я же могу бежать по лесам и болотам сутками, – успокаивала я себя… Я была уверена, что стойкость, терпение и смелость, выработанные в горах и на гонках, помогут мне.

Но реальность порвала моё сознание. Я до сих пор не понимаю, как можно обстреливать резиновыми пулями мирный народ, который просто хочет сказать, что ему надоел вечный обман власти? Как можно под ноги девушкам и безоружным парням бросать свето-шумовые гранаты? Как можно бить дубинами мирного гражданина?

Столько бесчинства я никогда не видела своими глазами. Одно смотреть Euronews – другое быть очевидцем. Если бы не друзья, которые бежали рядом со мной от ОМОНа и его зверств, то я бы точно легла, безнадежно поддавшись воле судьбы…

Я так устала. Мне трудно было передвигаться. Никакой спортивный опыт не помог мне в этой жестокой борьбе с милицией и ОМОНом…

Нас до трёх ночи гоняли силовики в гражданском по дворам, словно мы дикие звери. Мы лазали по заборам, прыгали с крыш, прятались за машинами, и, вернувшись домой, я не могла спать. Целый день я просидела в трансе, а днём наконец-таки смогла разреветься.

На следующий день я не смогла выйти на мирный протест, потому что мне страшно! Теперь я сижу по вечерам дома и боюсь, что мне выстрелят в голову, что я не смогу добежать до подъезда и меня затолкают в автозак, а потом в СИЗО будут измываться. Мне страшно каждый день, что моих друзей, моих смелых друзей поймают и выпишут им 15 суток пыток и издёвок. Я просматриваю списки заключённых и боюсь там найти знакомые фамилии (но всё-таки нахожу их там). Я боюсь каждый день.

Я не хочу описывать подробно о чрезмерной агрессии силовиков и их расправ над нами. Я хочу рассказать об удивительной солидарности нашего народа и о новой волне акций, которые инициировали женщины!

 

На фоне всего беспредела со стороны власти, я вижу, как консолидируются беларусы! Парней не остановить: они всё равно выходят после работы на мирные протесты. Если резиновые пули загоняют нас в дом, то мы включаем фонарики и светим в окна, показывая, что мы едины и мы будем отстаивать своё мнение. ОМОН озверел настолько, что уже обстреливает окна! Но и это не заткнёт нас!

Несколько дней уже идёт акция, в которой участвуют женщины. Мы выходим на улицы городов с цветами в белой одежде и выстраиваемся в цепь. Всё началось с сотни девушек в центре Минска, а теперь кампания распространяется по всей Беларуси! Во всех областных центрах и даже маленьких городках Беларуси сотни и тысячи женщин выражают своё несогласие с режимом!

14 августа я простояла шесть часов рядом с прекрасными дамами, которые хотят того же, чего и я. Я вышла, чтобы показать, что я против того насилия, которое устроил для мирных беларусов Лукашенко, я хочу, чтобы политических заключённых освободили, я хочу нового президента, я хочу иметь возможность выражать своё мнение!

Я впервые после событий 9 августа улыбалась, и мне было легко, появилась надежда, что вся эта грязь исчезнет. Мы провожали колонну из автозаков, ОМОНа, спецтехники и машин, везущих колючую проволоку, радостными криками, размахивая цветами и показывая знак мира пальцами. Я не хочу на агрессию отвечать агрессией, потому что всё равно у меня не хватит сил противостоять хотя бы одному силовику. Уж лучше я буду бороться мирно! Из трёх служебных машин силовики махали нам руками. Я считаю это издёвкой, другие – «среди них тоже есть люди».

Около нас останавливались машины. Первая реакция – отпрыгнуть назад, потому что непонятно, кто это? Может, силовик в гражданском, которых у нас называют «тихарями»? Нет, это парни привезли воды.

С опаской оглядываюсь по сторонам, потому что даже обычный автобус вызывает опасение: ОМОН катается и на таком… Но нет, нам сигналят в знак солидарности!

Знаете, в Беларуси новый гимн и это гудок машин. Минск гудит, это звук единства. Мы должны выражать своё мнение и ищем для этого разные способы: клаксон машины, белая лента, белые цветы, знак мира.

Пару дней назад со мной даже вышла моя бабушка. Первое, что она сказала, когда стала в цепь: «Мурашки по коже!». Она меня не выпускает из дома, на коленях просит никуда не идти, но сегодня изменила своё мнение. Мы надеемся, что через мирный протест беларусы добьются отставки президента и проведут новые честные выборы, а это избавит нас от репрессий, которые так активно применяет Лукашенко!

Мне пишут друзья из России, Испании, Швеции, Узбекистана и Норвегии. Мой норвежский друг, выслушивая истории о консолидации беларусов, пошутил, что мы не только мировые лидеры по производству картошки, но теперь и знаменитые производители «мурашек по коже» – настолько его пробивают рассказы о наших мирных протестах.

— Вы первый раз на акции? – спросила меня незнакомка.

— Нет, я вчера здесь была.

— А вы не слышали: ОМОН забирает женщин? Ну, не могут же они и женщин бить?

Я ничего не ответила. Подумала, что я ни в чём не уверена, когда речь идёт о подконтрольной Лукашенко группе.

Пока женщины машут цветами, мужчины разносят вдоль женской цепи напитки, сладости, раздают цветы или просто благодарят, собирают мусор. Это невероятное ощущение взаимопомощи! Я замёрзла – незнакомый парень дал мне чай. Одно из кафе ТЦ, где мы стояли, предложило участницам протеста бесплатную еду.

После акций некоторые несут цветы к станциям метро, где происходят столкновения с силовиками. 12 августа на станции метро Уручье в Минске после мирного протеста остались гигантские пятна крови. Вчера туда несли цветы, люди плакали. Сегодня от крови не осталось ни следа, цветы вынесли службы… Но мы всё помним и продолжаем нести цветы.

Мои мысли сейчас сбивчивы, возможно, я пишу клише, но я хочу, чтобы мир узнал о нас, о том, как мы боремся, о силе нашей солидарности, о том, как смелые женщины выходят на улицы, которые теперь благодаря силовикам превратились в места сражений!

Я рада, что моё сердце бьётся в унисон с моим народом!

Press for English

===

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
Facebook
ВКонтакте
Instagram