Пакистанские каникулы. Гашербрум II

340
Выше четвёртого (7400 м), прохождение длинного траверса

Мы обещали вам рассказ о том, как Наталья Зенина «летовала» на склонах пакистанского восьмитысячника. Держим слово. Читайте полную драматизма историю людей, которые привыкли вдыхать полной грудью разрежённый воздух.

Текст: Наталья Зенина
Фото: Саулиус Дамулевичус

 

22 июля 2019 года. Стою на вершине Гашербрума II, 8034 м над уровнем моря, дышится великолепно! Панорама фантастическая, это нужно видеть, ради этого и ходим так далеко и высоко! Совсем рядом, рукой подать, возвышаются вершины GI, К2 и Броуд-пик. Элемент эйфории присутствует.

На вершине GII (8034 м)

После страшной трагедии 2013 года на Нанга-Парбате, в которой мне выпала счастливая карта «Жизнь», прошло уже 6 лет, и я возвращаюсь в Пакистан, правда, совсем в другое место. Место уникальное: Каракорум, ледник Балторо! Будет возможность краем глаза увидеть Броуд-пик и легендарную К2 и наконец сделать попытку восхождения на Гашербрум.

Экспедиция долгая. В отличие от Непала, трек протяжённый, непростой.

Сборы. В этом году «подфартило» с визой, до последнего дня сохранялась «интрига» – лечу я или нет, паспорт с проставленной в нём визой оказался в моих руках только за пару часов до вылета в Исламабад, и то только благодаря неимоверным хлопотам Саулиуса. Близкие на всё реагировали тяжело и негативно, проще было не ехать, был бы мир и покой. Но я выбрала другой путь….

Скарду. Команда в сборе

 

Самолёт приземлился в Исламабаде.

Нас встречают и отвозят в гостиницу, там короткий отдых: часа 2–3.

Странное видение про крысу. Как будто она выбежала из своего убежища и пробежалась по моей кровати, я отчетливо ощущала её тепло и движение по мне, но глаза открыть не решилась, а может, всё мне приснилось…

Утром встречаемся с нашими попутчиками, вернее компаньонами на ближайшие полтора месяца – это Лаура Марес и Джастин Йонеску из Румынии. У Джастина большой высотный опыт, у Лауры, напротив, его практически нет. Итак, нас четверо – я, Саулиус, Лаура и Джастин, будем стараться строить общие планы и работать вместе.

И снова аэропорт, в Скарду летим бизнес-классом. Перелёт длится всего 40 минут (против двух суток на машине), за это время нас успевают покормить горячим из настоящей, не картонной, посуды с нормальными столовыми приборами.

Первый раз в Скарду. Деревья растут из песка. Взлётная полоса находится на приличном расстоянии от здания аэропорта.

Размещаемся в гостинице, одной из самых престижных в городе. Номерам далеко до люкс, но жить можно. Большинство постояльцев – коммерческие клиенты большой канадской туристической фирмы, которых поведут на К2 и Броуд-Пик. «Мир сошёл с ума», – думаю я…

Первый день трека (переход Асколи-Джула)

Улицы Скарду очень колоритны. Запомнился дедушка в пуховке Hardwear, как положено, в шапке Балтистана, в которую был небрежно воткнут алый цветок.

Женщин на улицах практически нет. Пыльно. Еда уже успела надоесть.

Начало. Трек

Трек начинается в посёлке Асколи, на высоте 3048 м.

Пакистанские портеры на треке

 

До Асколи из Скарду едем на джипах, проезжаем многочисленные населённые пункты, очень много школ, бросилась в глаза и запомнилась школьная форма девочек (штаны-панталоны и платок белого цвета, а платье-туника – нежно-голубого).

Первый день трека, переход чуть больше 20 км до местечка Джула (Johla, 3200 м). Время цветения шиповника, на протяжении всего пути нас сопровождали кусты, усыпанные нежно-розовыми цветами. Портеры с грузом задержались, мои компаньоны чуть не остались без спальников на ночь, но всё разрешилось. На второй день приходим в Пайю (Paiju, 3785 м), откуда открывается вид на ледник Балторо и башни Транго – не на картинке, а наяву! Усталости почти нет, но, думаю, скоро придёт и её очередь. В треке кормят шикарно и на обед с собой дают классный ланчбокс.

Пейзажи первых двух дней трека

Переход Пайю – Урдукас (Urdukus, 4200 м) для меня был песней: он длился вечность, а в конце добила переправа через речку. Спасибо местному мальчику-портеру, который буквально за руку перевёл меня и перенёс мой рюкзак через неё, хотя шёл в противоположную сторону. Саулиус был далеко сзади, фотографировал. Довольно знаковой стала встреча с местным гидом – статным, высоким, в традиционной для тех мест одежде, – который приветствовал меня в начале ледника фразой: «Добро пожаловать на ледник Балторо!»

Подвесной мост на треке

Но очень печально было видеть на леднике, практически прямо на тропе, останки лошадей, которые в буквальном смысле до последнего вздоха работают, перенося грузы… Это местная реальность.

На шестой день нашего трека дорога раздвоилась: одна шла в базовый лагерь под Броуд-пик и К2, вторая вела в Конкордию (4650 м) и в лагерь у подножия группы Гашербрум. Саулиус увлёкся красивыми видами и свернул не туда. Вечером мы пережили небольшую панику: где он и что с ним случилось?! По связи выяснили, что он оказался в лагере под Броуд-пиком. Нам сказали, что ему дадут всё необходимое для ночлега.

Вид на легендарную гору К2 (8611 м)

Следующий день был заключительным в треке, до базового лагеря на высоте 5100 м пришлось идти в высотных ботинках, весь ледник был укрыт внушительным слоем снега. Там нас встретили хорошо! Мне не терпелось увидеть «Скрытую гору», и я прогулялась далеко по морене, вдоль ледника.

Гашербрум II. Вид на подходе к первому лагерю (5900 м)

Гора мне открылась, а потом снова скрылась в облаках. На другой день после обеда к нам поднялся Саулиус, благополучно завершив своё «турне по базовым лагерям». Все в сборе!

Акклиматизация

Началась долгая и нудная работа на получение акклиматизации.

Высотное питание

 

Первый выход, стартуем в 5 утра и по холодку проходим две ступени ледопада, самые сложные и опасные. Выходим на ледовое плато: вот и солнышко проснулось и начало греть как на сковородке, в итоге в лагерь I (5900 м) пришли в обед порядком уставшие. Но самочувствие хорошее, аппетит есть! Наутро решили подниматься во второй, правда, по маршруту на GI, технически он несложный, но трещин хватает! Подъём для меня оказался тяжёлым: было жарко и без акклиматизации я шла не быстро. Доходим до лагеря II, и там проводим две ночи. Можно было бы сказать, что мы молодцы, но накосячили со спуском в базу, много времени потеряли на обратном пути в лагерь I, и у ледопада оказались в полдень, и началось… светопреставление.

На подходе к первому лагерю (5900 м)

Там, где рано утром пробегали, не задумываясь, теперь требовалось максимальное внимание и силы. Делаешь шаг и проваливаешься выше колена, второй – и всё повторяется. Это было ужасно! Мосты через трещины из-за жары становятся непроходимыми, приходится искать обход. Скорость передвижения ничтожна мала. Спуск вместо 1,5–2 часов занял шесть. Ноги промокли насквозь. Когда светит солнышко, всё нипочем, а когда оно село, сразу становится холодно. Ботинки были полны воды, снега, льда. Сил, нервов на склоне осталось немало, но мы вышли из лабиринта трещин и сераков. В базе – отдых, постирушки, сушка, душ – 3 дня.

Команда на ночёвке в районе серака (6100 м)

Второй выход оказался неоднозначным. У моих товарищей был достаточно амбициозный план, но вполне реалистичный. Они хотели сделать попытку восхождения на Гашербрум I, так как на штурм вершины вышло большое число восходителей из других экспедиций. В моих планах было подняться до второго лагеря на маршруте на Гашербрум II и «прогуляться» до лагеря III (6900 м). Но планы планами, а на деле получилось по-другому. У ребят что-то пошло не так, они спустились в первый лагерь. В итоге мы вместе поднялись по маршруту G II до серака на 6100 м. Ночуем и возвращаемся в базу, времени остаётся мало, нужно успеть отдохнуть и идти на решающий выход.

В Лагере I (5900 м)

Прошёл практически месяц с моего отлёта из дома. Время пролетело не сказать что быстро, но пролетело.

Снег, камни, лёд, уже безумно хочется зелени. Очень сильно ждала эсэмэсок от близких и друзей.

В Лагере III (6900 м)

Отдых в базовом лагере похож на день сурка, еда совсем ужасная, желудок протестует, куча мучного, горох, овощей нет, про фрукты я даже и не заикаюсь. Желудок болит, колики. Единственное утешение – они изумительно готовят рис, с Непалом не сравнить!!!

Восхождение

Вот и подошло время штурмового выхода.

Ледопад на пути в Лагерь I

По прогнозу погода должна быть, поэтому все базовые лагеря похожи на гигантский муравейник, народ готовится к выходу, компания собирается внушительная! Выходим в три часа утра и по холодку поднимаемся уже знакомой дорогой в лагерь I (5900 м), затем немного выше, до серака на 6100 м, по маршруту Bananna ridge, там ночуем. На второй день доходим до лагеря III (6900 м), самочувствие хорошее. С вечера большинство восходителей собирается выходить на штурм вершины, на завтра прогноз самый хороший: ни ветра, ни снега!

Переход из Л II (6400 м) в Л III (6900 м)

Мы изначально планировали выходить вместе со всеми, но поменяли планы из-за усталости: хотим попробовать через сутки, а зря. Утро следующего дня, погода звенит, голова молчит. Ближе к 11 начинают подходить первые восходители с вершины, последние спускаются часам к 8 вечера. Неожиданно Лаура с Джастином меняют свои планы, ссылаясь на недостаток акклиматизации, и отказываются от восхождения, мы с Саулиусом решаем идти вверх вдвоём. Выходим ближе к 10 вечера, поднимаемся спокойно, не спеша. Тепло. Вначале траверсируем снежный склон, затем доходим до скального выхода, там кое-где висят гроздья старых перильных веревок, которые различаются по цвету и степени прочности.

На пути в третий лагерь

Поднимаемся параллельно со своей страховкой. Подходим к лагерю IV (7400 м), он мне не понравился: кругом мусор, повсюду старые сломанные палатки, неуютно. Выше него начинается протяжённый траверс снежного склона, ветер усиливается, видимость ухудшается. Немного не доходя до высоты 7700 м решаем повернуть назад, следы заметает мгновенно, видимости практически нет. К обеду возвращаемся в лагерь III (6900 м). Наши «компаньоны», дождавшись нас, решают спускаться вниз, в лагерь I (5900 м). Мы остаёмся. На следующий день большая чешская группа поднимается к нам, и у нас появляется надежда, что будет с кем идти наверх! Но уже к вечеру в лагере остаётся лишь один участник из той экспедиции, который идти наверх не собирается. Я начинаю потихоньку пищать, что хорошо бы уже спускаться, голова может в любой момент сказать своё «нет», но мы продолжаем ждать то ли людей, то ли погоду. На следующий день в лагерь III (6900 м) подходят Лаура с Джастином, неожиданно и приятно! Вечером мы готовимся на штурмовой выход, это наш последний шанс в этом сезоне.

Денис Урубко в третьем лагере после своего «акклиматизационного» восхождения по классике на Гашербрум II

Выходим около 21:00, путь нам с Саулиусом уже знаком. Поднимаемся в лагерь IV, начинаем траверсировать склон, на этот раз он лавиноопасен. Доходим до высоты 7600–7700 м, Джастин решает идти вниз с Лаурой, мы наверх. Проходим ещё метров 300–400 и садимся на отдых перед последним решающим подъёмом. Пьём чай. Я оставляю рюкзак, предварительно хорошо его закрепив, ветер задувает нормально! Маршрут знаем, Денис Урубко нам успел рассказать, куда и как идти. Честно, пройдя до середины склона, я была готова повернуть назад, но благодаря настырности и упёртости Саулиуса продолжаем подъём. Последняя верёвка перед вершиной добавила адреналина в кровь. Первые шаги по «Ножу» – страшно и неуютно, потом нормально, обратный путь по нему уже совсем с другими эмоциями. Вершина! Не верьте тем, кто говорит, что, стоя на вершине, не испытывает ничего. Классно, здорово! Мы снова зависаем минут на 40, Саулиус пишет отчёт. Фото на память.

Вершина

 

Спуск

Впереди нас ждёт самое важное. То, что мы не успеем спуститься засветло, – это факт, поэтому нужно успеть спуститься насколько возможно максимально.

Нож на спуске с вершины

До заката успели добраться до лагеря IV, и тут – «превратности судьбы» – потеряли дорогу, не могли понять, куда спускаться, ночью всё выглядит иначе. Начинаем траверсировать склон, Саулиус проходит это место спокойно, я следую за ним и… проваливаюсь, сначала одной ногой, потом, мгновение, и уже по грудь, под ногами опоры нет, приходится изловчиться и сделать практически шпагат. Я так и не поняла, куда провалилась. Темно, ничего не видно, может, и к лучшему – не страшно. Жумар, с помощью которого хотела вылезти, не работает: то ли верёвка обледенела, то ли ещё что… Времени особого на раздумья не было, связочная верёвка между нами – корейская, вот и посмотрим, как будет держать на ней завязанная мною восьмёрка… Третьего, кто бы мог мне помочь, у нас не было, нас только двое, спасти – вытянуть себя – могу только я сама. Откуда взялись силы, непонятно, подтянуться в обычной жизни мне сложно, а тут я одним сильным рывком выпрыгиваю из дырки как пробка из бутылки, даже Саулиус не удержал равновесие. Удача на моей стороне!

Вид на Гашербрум II из второго лагеря (6400 м)

Продолжаем спуск, наконец-то доходим до подозрительных перил. Здесь не повезло Саулиусу, он встёгивается не в ту верёвку, и – срыв (видимо, перила оборвались), к счастью, он успевает задержаться на склоне. Спасибо Гора, ты к нам благосклонна! Рассвет. Перильных верёвок после скал я не нашла. Хотя знала, что они должны быть, хорошие… Спускаюсь так. Наконец-то лагерь III (6900 м). Спаслись! Здесь нас встречают Лаура с Джастином! Тёплый чай, какая-то еда, нам необходим небольшой отдых и сон. Когда просыпаемся, в лагере уже никого нет. Собираемся и начинаем спуск в лагерь II (6400 м). Сажусь на дюльфер и начинаю максимально быстро спускаться, освобождая перильные верёвки. Немного не доходя до лагеря II (6400 м), начинаю волноваться, потому что не вижу Саулиуса. Кричу, что, конечно, бессмысленно… Вешаю рюкзак на станции и начинаю подъём вверх, замечаю его, он спускается, успокаиваюсь и продолжаю движение вниз.

Карнизы на последних метрах к вершине

Я очень хотела пройти одно неприятное место, чуть ниже второго лагеря, довольно опасное. Это было психологически важно для меня, я там встряла на втором выходе. Темнеет, Banana ridge пройден уже на две трети, Саулиус кричит мне сверху, что у него садится фонарь, и просит меня подождать его. Я останавливаюсь, жду. Окончательно стемнело, расстояние между нами большое, он принимает решение вернуться в лагерь II (6400 м), палатка и горелка у него c cобой, правда, из еды ничего… Я иду вниз, в лагерь I (5900 м). Дойдя до лагеря, ищу палатку Лауры и Джастина, объясняю, что Саулиуса сегодня не будет. Они показывают пустую палатку, предлагают еду и чай, я от всего отказываюсь, хочется просто лечь и больше ничего! Наутро думаем, как дальше быть. Ребята хотели спуститься в базу, но, спасибо им, отказались от своих планов. Видим, что кто-то собирается подниматься в третий лагерь по маршруту GII, просим проверить лагерь II (6400 м) и написать о состоянии Саулиуса, нам сообщают, что он там и готовится к спуску в первый. Ждём.

Третий лагерь

Когда увидели одинокую фигуру на склоне, которая очень медленно спускалась по перилам, Джастин вышел ему навстречу с флягой с чаем, за что ему огромная благодарность! Я в тот день хожу как в замедленном кино, заторможенно. Отсидка на высоте не прошла бесследно.

Всё. Ура! Саулиус в лагерь I (5900 м), пьёт, ест и отдыхает. Завтра с утра нужно валить в базу. Срочно.

Наутро начинаем движение вниз. Саулиусу плохо, Лаура колет ему дексаметазон, Джастин берёт у него рюкзак. Идём не спеша. Немного не доходя до ступеней ледопада Лаура неудачно перепрыгивает огромную трещину и сильно подворачивает ногу. Боль у неё невыносимая, это видно по её глазам, но нужно спускаться… Тогда Джастин берёт у неё рюкзак, и они продолжают спуск. Саулиусу приходится снова нести свой рюкзак самому, ему плохо, я ему помочь не могу.

Медленно, но уверенно продолжаем спуск, проходим первую ступень ледопада, она самая страшная и ужасная, начинаем преодолевать вторую. Саулиусу становится хуже, но он молодец, держится, силы его на исходе, но долго сидеть отдыхать нельзя, скоро солнце будет греть так, что выйти из ледопада нам будет сложно, а подойти к нам практически невозможно. Поэтому идём, через не хочу и не могу. Вдруг вижу две точки на ледопаде, которые к нам приближаются. Когда к нам подошли Денис Урубко и Сергио Минготе, я сразу и не поняла, что они за нами… нас спасать. Денис посмотрел на Саулиуса и сказал: колоть не будем, он сам идёт. Но я попросила, чтобы кололи всё что можно, потому что пять минут назад он лежал и говорил, что умирает…

Аптечка Саулиуса

Помощь подоспела вовремя. Ребята принесли с собой всё необходимое и даже больше. Меня восхитили такие слаженные действия! Они нас встёгивают в свою верёвку. Вещи Саулиуса забирает Сергио, мой рюкзак берёт Денис, я немного сопротивляюсь этому, но мне говорят идти вниз и ни о чём не думать. Темп спуска резко возрастает! Проходим ледопад, развязываемся, тут нас встречает большая делегация из базы с чаем, я с Сергио продолжаем спуск, с Саулиусом остаётся Денис. Успешно доходим до базы, Сергио пожимает мне руку. Спаслась! Но всё внимание сейчас направлено на здоровье Саулиуса, решается вопрос с вертолётом. Когда он дошёл до лагеря, вызвали вертолёт. Он быстро собрался и улетел вместе с офицером связи в Скарду, в госпиталь, где ему должны оказать квалифицированную помощь! Я, Джастин и Лаура остаёмся, и начинается «хождение в народ». Наши kitchen boys по каким-то причинам готовить не могут или уже не хотят и отправляют нас на ужин в соседний лагерь, на следующий день мы «гостили» уже в другом! К моему удивлению, я увидела совсем другой сервис, и меню сильно отличалось от нашего: тут и мясо, и овощи, и десерт, и фрукты?!

Дорога домой, или Иван Сусанин по-пакистански

Дней для обратного трека катастрофически не хватало, мы должны были возвращаться коротким путём через перевал Гондогоро и быть в Скарду на четвёртый день трека, а наш багаж должен был идти по длинному пути, как мы заходили в район. Но и в этот раз всё пошло не так…

Вид с вершины на красавицу К2

Портеры с лошадьми пришли в базу ещё с вечера. Баулы я собрала заранее.

Наш kitchen boy проявил инициативу и решил провести нас коротким путём, минуя Конкордию, в Али-кемп, сократив наш путь часа на четыре. Мы соглашаемся, из базового лагеря выходим самые первые, после прохождения военной базы технично сворачиваем влево и начинаем «ломиться» без дороги по леднику, скорость передвижения резко падает. Так мы «сокращали путь» часа три, я сильно устала, ясно было, что мальчик дороги не знает. В итоге мы вышли на ту же тропу, с которой свернули, практически в том же месте, где с неё сошли… и пошли как все. Мои попутчики убежали вперед, я шла не быстро, временами теряя тропу. Вид местности изменился: когда мы заходили в базу, на леднике был снег, сейчас, спустя месяц, его нет вообще. Часам к пяти вечера прихожу в Конкордию и узнаю о том, что наш план изменился. Непогода внесла свои коррективы, был риск, что перевал Гондогоро непроходим, и мы должны идти по длинному пути, правда, его нужно пробежать за четыре дня вместо семи!

Kitchen boys в базовом лагере

Путь домой был на выживание, из Пайу в Асколи вместо двух дней нужно было попасть за один. Сил мало, и самое паршивое во всём этом, что у меня не было ёмкости для воды, свою бутылку я упустила на склоне ещё в лагерь IV. Жарко, очень хочется пить, а воды нет, ручейков нет, людей рядом тоже нет, никого! Последние километры пути были тяжёлыми, первый раз в жизни я так физически вымоталась… Уже на подходе к Асколи увидела два джипа и рядом с ними дорожных рабочих. Вдруг услышала звук мотора одной из машин, я подбежала к ней и попросила подвезти до деревни, мне сказали, что, к сожалению, сейчас не могут это сделать. Луч надежды погас, нет так нет, и я поплелась дальше. Спустя часа 1,5 меня догоняют машины, забитые полностью народом: кто на крыше, кто по бокам, про салон не говорю. Один из джипов останавливается, и меня приглашают в салон. Ура! Счастье есть!

Машина благополучно доехала до Асколи, вижу место, откуда мы полтора месяца назад стартовали в трек, и прошу там меня высадить. К своему удивлению, узнаю, что это полицейский участок. Но, ужас, там нет ни Лауры с Джастином, ни портеров с нашим багажом, ни kitchen boys. Телефон сел, контактов Али у меня нет, что делать, пока не знаю, люди, находившиеся там, предлагают комнату для ночлега, чай, воду. И мужчина, с которым мы ехали в джипе, приносит мне в своей ладони маленькие спелые абрикосики. Я ставлю телефон на зарядку и думаю, как мне найти своих попутчиков.

Уже скоро стемнеет, я в очередной раз выхожу на дорогу в надежде кого-то разглядеть и, к огромной радости, вижу наших портеров с багажом и Джастина, идущего с противоположной стороны… не могу сдержать слёз радости. Снова удача на моей стороне! Джастин отводит меня в кафе-магазин, где нас ждёт Лаура. Там находятся и наши kitchen boys, нас кормят, потом сажают в джип, грузят наш багаж и отправляют в Скарду. На дворе глубокая ночь, дорога жесть, по ней и днём ехать опасно. Водитель поразил меня своей безмятежностью. Он мог говорить по телефону, писать эсэмэски и крутить баранку – одновременно, от этого мои глаза вылезли из орбит, а волосы на голове встали дыбом. Дорога узкая: с одной стороны пропасть, с другой – водопад… Лаура говорит, что лучше спать и ничего не видеть, так не страшно! Путь до начала хорошей дороги провела в стрессе, но как только выехали на шоссе, сразу уснула и спала до Скарду. Вот и всё, мы в цивилизации. Ура!

Наутро планы у Али снова изменились, мы в срочном порядке должны лететь в Исламабад. Поход в сувенирные лавки отменяется. Наконец-то встречаемся с Саулиусом: он бодр и почти здоров. Зато наш вид (мой, Лауры и Джастина) оставляет желать лучшего. На мне одежда висит сильно, в зеркало смотреть больно – кожа да кости.

Маршрут восхождения

 

Дома

 Коллеги, увидев меня, настоятельно рекомендуют взять больничный. Дети тоже порядком удивлены видом мамы, «вернувшейся из отпуска».

Экспедиция завершена. Все живы и здоровы. Впереди новые вершины!