Морозный. Трудовой. Классный. Бокс

376

Женская команда из Красноярска поднялась на пик Бокс по маршруту Михайлова, 5Б. Публикуем рассказ Марии Дюпиной об этом восхождении.

Текст: Мария Дюпина
Фото: архив команды

Сухие факты:

Даты: 14–16 марта 2021 г.

Район: Государственный природный парк Ала-Арча – это популярный среди альпинистов и туристов район на территории Киргизии, расположенный в 40 км от её столицы, Бишкека, на северном склоне Киргизского хребта на высоте 1600–4860 м. Начинается с высокого центра Киргизского Ала-Тоо и простирается к северу до Ала-Арчинского ущелья. Через парк протекает река Ала-Арча. Очень красивое, удивительное место.

Маршрут Михайлова, 5Б, на п. Бокс (высота 4 240 м) – самая сложная «пятёрка» в районе. Я знаю всего одну женскую команду, прошедшую этот маршрут зимой – Олеся Бабушкина и Саша Ментовская в 2014 г. – за 4 дня с обработкой. Трудовой маршрут. Много интересного лазанья с переходами на ИТО и обратно. Настоящий бигвол.

Протяжённость маршрута: 1175 м (перепад высот 798 м), 16 рабочих верёвок до гребня. Далее пешком 300 метров до вершины.

Время: Три световых дня, или 27 ходовых часов. На третий день мы двигались на маршруте 10 часов. Самый длинный и сложный день.

Железо: Два с половиной комплекта камалотов, 20 якорей. Это очень много и достаточно, чтобы специально не «ждать железо снизу».

Состав команды: Анастасия Козлова, Дарья Серюпова и Мария Дюпина – спортсменки сборной Красноярского края по альпинизму.

Заблудились на леднике…!
Именно так начался первый рабочий день на маршруте.

Вечером предыдущего дня мы (Настя, Даша и Маша) забросили железо-верёвки под маршрут, протоптали тропу, провесили перила через трещину в леднике и сложили туры на камнях, будучи в полной уверенности, что до маршрута рукой подать, утром перебежим ледник – не заметим. Если с рюкзаками 20 кг мы шли два с половиной часа, то налегке там час ходу. Ледник, надо отметить, офигенный. Просто космической красоты. Лабиринт из трещин. Вековой лёд.

Вышли в 4.30 утра. Тьма, туман, мелкий снег (или изморозь) и мёртвая тишина. В голове мысли, что движемся медленно, по факту почти бежим. Из-за этого реальное расстояние осознать трудно. Убеждаю Настю двигаться вниз и пересечь ледник по низу по камням без кошек. Идём и упираемся в стену. Стена? Какая ещё нафиг стена? Не должно быть её так близко. Идём вдоль, склон всё круче. Идём траверсом, идём вниз. Включили maps.me, очень удивились, что ледник остался значительно выше, а мы внизу, в курумнике. Через два часа блужданий мы вышли на свои же следы часовой давности. Совершенно не понимая, что пошло не так, стоим в абсолютной тишине и тумане посреди ледника. Не холодно, но перестаёшь двигаться и сразу замерзаешь. Вокруг кружатся то ли мелкие снежинки, то ли изморозь. Видимости нет. Надежда успеть за световой день долезть до полки для ночёвки во мне угасает. Настя предлагает повернуть в сторону лагеря, дождаться рассвета там. У меня решений уже не осталось. Я даже не знаю, мы больше злые или уставшие. Ясно одно: мы потеряли два ходовых часа.

Вскоре побелевший туман проявил силуэты знакомых камней. Я помчалась к ним, к одному, потом другому на всех парах, девчата сзади. Вариантов нет, надо быстро работать. Очень быстро. Иначе баульщица съест меня вечером с потрохами, так как ей придётся тащить наш бивак вверх-вниз, а на следующий день опять вверх по тем же перилам. Развлечение так себе. Мне не нравится этот план. Ещё меня подстегивает идея проходить маршруты без обработки: на мой взгляд, это стильно.

Не замечая ничего вокруг (Настя и Даша кричат про снег и что-то ещё) в 8.10 утра я начинаю лезть одну верёвку за другой. Всё моё тело ликует. Ведь я лезу, а не иду под рюкзаком, не страдаю физически. Впервые за день я радуюсь. Мне радостно лезть. Я кайфую. Я почти в раю. Меня переполняет счастье. Я понимаю, что я на своём месте и делаю то, что люблю. Передо мной монолитные, офигенные щели. Лазанье переходит в очень быстрый перебор камалотов всех мастей. Точки ставлю изредка для того, чтобы избавляться от железа. Рельеф максимально монолитный. Я в шоке, что такое вообще бывает в горах. Я видела другие горы. Моё внимание держит только огромная, отходящая от основной стены «гранитная корочка» под 4-й камалот. Решая, что этот вариант ненадёжный для организации станций, маятником ухожу на два метра вправо и лезу по каким-то мелким якорным щелям, матерюсь, потому что постановка якорей на этом участке мне не сильно нравится. Но всё это не важно, так как мое тело подчинено одной задаче – добраться до «что б её … полки».

Пройдя ещё две несложные верёвки (субъективно первая половина маршрута мне кажется самой простой) я выбралась на полку. Время 15.30. Жду Настю и лезу ещё одну верёвку для приличия. В 17.00 мы уже танцуем вокруг палатки. В 19.00 топим снег и едим.

На следующей день забойщик Настя. Для неё это её собственный вызов. По крайней мере выглядит она очень напряжённо и волнуется. Возможно, это только с виду. Для забойщиков у нас особый коктейль. В бутылку 0.5 из-под Колы наливаю воды, добавляю женьшеня, гуараны в таблетках и немного коньяка, Настя засовывает за пазуху. Не помню точный рецепт, но кому понадобится могу повторить. Адское пойло.

У Насти аналогичная задача – долезть до следующей полки под ночёвку. Иначе есть риск быть съеденной баульщицей. А сегодня баульщица я. Так что, считай, нет вариантов. Волнение Насти передается мне, в какой-то момент, я кричу: «Что так медленно? Давайте лезьте там… быстрее…!». Стоит отметить, что с подобными подбадриваниями надо быть осторожнее, так как по теории менеджмента на некоторых людей они имеют обратное воздействие. Но в моем случае мне повезло: в меня ничего не полетело. Я рада, что моя реплика не огорчила лидера. Сижу на бауле, продолжаю кайфовать.

На второй день рельеф поинтереснее: камин залит льдом, скала местами разбирается (разрушена, но не критично), траверс (оказался не сложным). Я увидела несколько дырок под скайхуки. Перед самой полкой большой разрушенный камин, который вроде как можно пролезть, но там такие ненадежные блоки-холодильники, что тупо страшно второй и третьей под этим делом висеть.

В конце дня я дико замерзла и умоляла Дашу, которая работала второй, оставить мне максимально много якорей, чтобы я могла помахать молотком для разогрева. Мне было уже плевать на всевозможные маятники. Разбираю последнюю станцию, со свистом лечу на верёвке направо, издавая безрадостный вопль. Одолевал голод и холод. Я искренне не завидую тем, кто соглашается идти на восхождение исключительно баульщиком. Это тяжёлая работа.

Настя (работала забойщицей во второй день) меня очень обрадовала и удивила своим упорством. С ней я теперь готова поехать в любые горы. Мы долезли до второй полки засветло, в 16.30 поставили палатку. Обрабатывать дополнительную верёвку не стали, так как решили, что «там халява осталась». Хотя интуиция подсказывала мне, что третий день всегда бывает полон неожиданностей. Так и вышло.

На третий день по обстоятельствам лидировала я. Рельеф сразу дал понять, что быстро лезть не получится. Сначала из-под моих ног стали «уходить» живые блоки, которые надо было аккуратно вставлять обратно. Затем чёрт меня понёс (точнее, товарищи Лебедев и Степанов, понаписавшие разное в своём отчёте) сделать траверс направо и зайти за угол. Здесь мы потеряли примерно час, одновременная схема движения разрушилась. Да ещё и рации-междусобойчики сели, до третьей стало не докричаться. Настя страхует одновременно меня и Дашу. Пришлось баульщице делать верхнюю страховку при её прохождении траверса над пропастью. Никогда в жизни не делайте траверсы, друзья, без особой надобности. Заморозите себя и тех, кто за вами на жумарах. Траверсы, крутые углы – мука для баульщика. Поверье, он будет вас долго вспоминать «добрым» словцом.

Дальнейшие пять верёвок особых впечатлений не произвели – так называемая предвершинная «крыша» горы – примерно 50–60 градусов. Поволноваться пришлось на ледовом участке, так как для облегчения веса мы взяли 4 ледобура и один ледовый инструмент вместо двух. Лезть с одним инструментом по фирну нормально, но по льду некомфортно. Далее двигались почти одновременно, страхуясь за скалы, но было уже очень тяжело. Силы нас постепенно покидали.

Добрались до вершины мы только в 7 вечера – как раз к закату. Я считаю, что нам повезло. Встретить закат на вершине было лично для меня большой радостью. Невероятные краски!

Спуск занял 3,5 часа по «единичке». В конце нас всё-таки встретили мужчины: тренер Валерий Викторович Балезин и Александр Мороз. Это было приятно и позволило расслабиться! С наших плеч сняли баулы и сопроводили до лагеря, накормили чаем и бишкекским салом! В лагере оказались в 23.40.

Вот такой был Бокс. Рабочий, классный, тяжёлый, зимний.

Press for English

===

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
Facebook
ВКонтакте
Instagram