Инес Паперт. Между прошлым и будущим

804
Бивуак на Riders on the storm. Фото: Томас Сенф

За карьерой Инес Паперт я слежу с самого момента, когда впервые поехала в горы. Для меня она стала своего рода ролевой моделью. Так же, как и для тысяч других женщин по всему миру. Волевой подбородок, открытый внимательный взгляд, доброжелательная улыбка. Это кроме её достижений в горах, на скалах, книги и фильма.
Мне приходилось встречать Инес в самых разных частях света, интервью записывали в Москве, где она выступала с долгожданной лекцией. И согласование материала обещало вылиться в организационный кошмар, потому что Инес постоянно в разъездах. Но внезапно весь мир встал на паузу. И последние вопросы интервью альпинистке я задавала уже из самоизоляции в самоизоляцию. Но, вернёмся немного назад, в то время, когда нам казалось, что наше право на путешествия не может быть оспорено.

Общалась Елена Дмитренко
Фото: архив Инес Паперт

Автограф-сессия на лекции в Москве, ноябрь 2019 года. Фото: «Прогноз погоды»

Инес, посреди безумия этого года расскажи мне, пожалуйста, что стало для тебя символом года прошлого?
Вообще-то, 31 декабря 2018 года мы с Лукой наслаждались на горе в Бренте. Мы поднялись по новому маршруту, спали в палатке, это было здорово. Я никогда раньше не спала в палатке в Альпах, потому что там всё так близко. Тем не менее, Брента остаётся местом, где тебе приходится совершать длинные пешие переходы. Там больше никого не было, и лёд был действительно хорош. Так что начало года в тишине и покое было удивительным. Тогда же мы начали вынашивать план поехать в Канаду. Мы хотели проехать высокогорья от Аляски до Патагонии по Панамериканскому шоссе – в кемпере – и совершать восхождения на протяжении всего пути.
Так что прошлый год был полон размышлений, планирования, предложения поездки спонсорам. В то же время, офис по туризму Берхтесгадена попросил меня организовать фестиваль Basecamp, альпинистский фестиваль: с мероприятиями, гостями, фильмами, лекциями, музыкальными вечеринками. Я решила, что идея звучит неплохо, и я справлюсь.  Итак, мы собираемся вернуть этот фестиваль к жизни. Он назначен на 16–18 октября 2020 года. Сохраните дату.
Представители Офиса доверяют мне. А в 2011 году этот фестиваль стал для меня кульминацией года, и я хочу поделиться с людьми своими воспоминаниями, переживаниями и историями. Я хочу провести с ними время, лазать на скалах, ходить по горам. В общем, считаю, это был действительно хороший год!

Инес на вершине Лику-Чули 1, Непал, первовосхождение

Давай поговорим о твоем сотрудничестве с Arcteryx. Вы давно вместе. Я слежу за твоими отчётами с Академии Arcteryx уже несколько лет. Расскажи об этом проекте подробнее, пожалуйста. Что это, что вы там делаете, как люди туда попадают?
Всё началось где-то семь лет назад. Мы провели первую Академию.
Я думаю, это довольно крутая идея – объединять сообщество. Альпинистов, горнолыжников. Скалолазы собираются на событие в Сквомише. Мы стараемся развлекать людей, помогать им стать теми, кем они хотели бы.  С одной стороны, это маркетинговый проект для Arc’teryx, с другой – это стоит им сумасшедших денег.
При этом для поступления в Академию людям не нужно покупать куртку Arc’teryx. Есть сайт, и вы можете подать заявку. В один день сайт открывается, в тот же день все места заняты. Тормозить нельзя.

Кто участвует в этом событии?
Люди, которые хотят заняться скалолазанием и альпинизмом. Они хотят узнать обо всех возможностях подробнее, поэтому приезжают на фестиваль, и платят небольшую сумму. С ними работают действительно высококвалифицированные гиды и спортсмены. Мы делим делим людей на группы в соответствии с их предпочтениями. В прошлом году у меня была альпинистская группа высокого уровня. Это была очень маленькая группа, и мы действительно занимались альпинизмом, а не просто говорили о том, как пользоваться кошками. Кроме того, среди прочих были и чисто женские группы.
Идея в том, чтобы дать людям те знания, которые им позволят делать то, что они хотят. Не в том, чтобы отвести их за ручку. А в том, чтобы заставить их учиться. И когда вы собираетесь вместе, смотрите фильмы, презентации… появляется сообщество. Это не просто люди со всего мира, они собираются вместе, потому что у них есть идея однажды стать альпинистами. У них есть мечта, но у них нет нужных знаний. А ещё они могут тестировать снаряжение и одежду. Я думаю, тебе стоит приехать на следующую Академию!

 

Пока мы работали над материалом, грянула пандемия коронавируса. К сожалению, следующая Arcteryx Academy состоится уже только в 2021 году!

Возвращаясь к вашей с Лукой идее о путешествии. Знаешь, я общалась Кейт Роулз, которая за три месяца проехала на велосипеде из Техаса на Аляску… и за тринадцать месяцев из Колумбии в Ушуайю на бамбуковом велосипеде. Я думаю, проехать всю дорогу сверху вниз было бы потрясающе.
Мы поедем не на велосипеде, мы только лазаем, знаешь ли. Мы бы хотели провести как можно больше времени в каждом районе. И для этого придётся провести достаточно много времени за рулём. Пейзажи по дороге наверняка будут красивые. Но мы хотим провести больше времени в горах, познакомиться с местными жителями, узнать больше о культуре каждой страны.

На острове Сенья, Норвегия. Фото: Томас Сенф

Когда вы планируете выехать?
Отложили старт на следующую весну.

Тогда бессмысленно спрашивать о сроках проекта в целом.
Это другой вопрос. Я не знаю.
Мы бы наверняка потратили больше года и преодолели путь не за один раз, знаешь, потому что нам нужно выступать с лекциями, у нас есть обязательства. Посмотрим.

На подходе к Базовому лагерю под южной стеной Шишапангмы, Китай

Хорошо. Там будет видно. Давай вернёмся к твоей жизни. После экспедиции на Шишапангму ты больше не ездила в большие горы. Эта пауза временная? Удалось ли тебе обдумать и пережить тот опыт?
Я никогда не вернусь на такую большую гору, как Шишапангма… потому что я больше не хочу иметь дело со страхом такого порядка. Я не чувствую… Не чувствую, что хочу.

Передовой Базовый лагерь под Ньянанг-Ри

Я продолжу совершать восхождения, но не на такие большие горы. С меня хватит. Люка медленно возвращается мыслями к планам на большие объекты. Думаю, я просто больше не готова вкладывать столько же. Это много энергии. Это много тренировок. Ты должна строить всю свою жизнь вокруг такого проекта. В моей жизни столько всего происходит, что я не готова делать это снова. И вдобавок ко всему, высокий риск и высокий шанс потерпеть неудачу. Это как инвестировать в проект, где у тебя 80% или даже больше шансов провалиться из-за дождя или чего-то подобного.

Инес и Лука после спасения из лавины на склоне Ньянанрг-Ри во время акклиматизационного выхода в экспедиции на Шишапангму, 2018 год

 

Но мне всё ещё интересны технические восхождения на горы высотой до 7000 метров. Думаю, я спокойнее отношусь к риску там, чем на восьми тысячах метров. Я точно вернусь в Гималаи. Я счастлива. И мне повезло, что никто на меня не давит. И, знаешь, альпинизм настолько многообразен… ты можешь лезть новый маршрут на пределе своих возможностей. Можешь лезть зимой, по льду. Мне всё это очень нравится. Так что это было хорошей идеей – сделать перерыв на год.

На спуске с Ньянанг-Ри, Тибет, Китай

Как ты справляешься с осознанием того, что каждый шаг в зоне смерти может быть последним?
Я не знаю. Когда ты перилишь на классическом маршруте с шерпами, пользуешься промежуточными лагерями, дышишь кислородом из баллона, это совсем другая история. Ничто из этого не трогает мое сердце. Я бы никогда не стала участвовать в экспедиции по классическому маршруту или в коммерческой экспедиции, чтобы двигаться вдоль статической веревки с кислородом, просто чтобы доказать себе, что я в состоянии подняться на высоту 8000. По-моему, с этической точки зрения это неправильно. Если я хочу залезть на восьмитысячник – я хочу сделать это сама… маленькой командой в альпийском стиле по склону, где нет людей… В этом случае риск действительно высокий.
Ты знаешь классические маршруты, даже простые из них, тоже могут быть опасны, но это совсем другая история. Каждый раз, даже если вокруг вас есть люди, которые могут вам помочь, это всё равно опасно.

Лука и Инес счастливы, что всё ещё живы, но экспедиция окончена

А порой ты можешь добраться до своего лагеря и понять, что, например, там больше нет палатки. Или больше нет перильной верёвки на опасном участке или лестницы через трещину! Иногда это случается.
«Но я заплатил за это! Я хочу свою веревку!» Знаешь, там, наверху, с людьми такое случается: Я заплатил! И они действительно платят безумно много денег.
Они не берут достаточный запас страховочной верёвки с собой, потому что думают, что маршрут оборудован перилами! Это безумие! Я не хочу полагаться на других людей, полагаться на другие экспедиции.
Это очень далеко от моего представления об альпинизме. Я думаю, что смогу подняться на 8000 метровую вершину по нормальному маршруту, но это то, что я никогда не сделаю.

В Базовом лагере Шишапангмы

Лука легче пережил случившееся на Шишапангме?
Так же как я. У нас обоих был год без каких-либо экспедиций. Мы много говорили об этом… но он поднялся на Броуд-Пик в 2016 году. Это было акклиматизационное восхождение перед Гашербрумом IV. У них не было статических верёвок. Они пошли классическим маршрутом, но кроме них никто больше не взошёл в том году. Так что это был чистый опыт: восхождение на гору небольшой командой, альпийский стиль, прокладка маршрута. Он был действительно счастлив, что они взошли, а также на Г4. У него есть хорошие воспоминания, но он также не хочет больше ходить на высокие горы со мной, потому что, когда вы пара, всё по-другому. Вы не хотите видеть своего партнера в безумной, опасной ситуации. Для вас как для пары подъём на такую жёсткую, действительно опасную гору – это испытание, и вы не готовы рисковать. Если он решит ехать в экспедицию, то поедет с Алешем Чёсеном снова в Пакистан.
Я рада, что он делает это, когда чувствует, что это правильно.

С Майан Смит-Гобат в платформе на маршруте Riders on the storm

После прохождения маршрута Riders on the Storm на Торрес-дель-Пайне с Майан Смит-Гобат ты окончательно утвердилась в статусе альпинистки, которая не боится преодолевать сложные линии в связке с женщинами. Тем не менее, кажется, ты нашла своего идеального напарника на Кызыл-Аскере. С тех пор ваша жизнь изменилась?
Да, ты права. Однако, честно говоря, после этих трёх лет мы оба согласились, что нам нужно вернуться к людям, с которыми мы лазили раньше, потому что с ними у нас крепкие дружеские отношения. Так Лука и Алеш в своё время начали лазать вместе с Марко Презлем. Они действительно хорошая команда. И, ты знаешь, мне очень нравится лазать с женщинами, но Майан сейчас увлечена лошадьми больше, чем альпинизмом. Впрочем, кто знает, что будет дальше?

Инес Паперт на 27-м питче маршрута Riders on the storm («The Rosendach») на Торрес-дель-Пайне

Я хотела бы пройти с ней ещё один проект. В выборе целей нас с ней немного ограничивало то, что она никогда не пользовалась кошками и ледовыми инструментами. А я люблю лазать по льду. В Патагонии мы были действительно хорошей командой. Я лидировала на льду, Майан – на сложных скальных участках. Мы очень хорошо сработались. Она принесла свой опыт стенных восхождений. Все эти трюки по вытаскиванию баулов и прочего. Хорошая была экспедиция.
Конечно, это история о двух девушках, которые отправляются в Патагонию, действительно суровое место, где ветра жуткие, а погода обычно ужасная.

На восточной стене Торрес-дель-Пайне

Некоторые люди говорили: это не очень хорошая идея для двух женщин. Конечно, с нами был Томас Сенф, он снимал эту поездку, и немного нам помог. Но да, это другая история, потому что вы не чувствуете, что вы только женщины … Мы альпинисты. А мужчины или женщины, это не имеет значения. Когда вы хорошо работаете вместе, вы работаете на равных. Это важно в команде. Вы должны быть равны, вы соглашаетесь с тем, что у другого человека есть отличные от вас навыки, и когда вы осознаете это и мотивируете своих партнёров, эти люди подталкивают вас, тогда вы, я думаю, хорошая команда.
Когда мы едем в экспедицию, у нас нет руководителя экспедиции. У нас обоих или у всех нас есть своё мнение, решения. Мы говорим об этом, и мы принимаем решения вместе. Вот как я люблю лазить.

Бивуак на восточной стене вершины Кызыл-Аскер Южная

Мне очень понравилась ваша презентация с Лукой год назад в Польше и его рассказ о вашем доме и жизни. О распределении ролей. Это было весело. И, может быть, это была шутка. А может и нет. Скажите, как вам удалось оказаться в горах и не застрять в повседневной жизни?
Ты знаешь, это всегда была часть моей жизни с тех пор, как родился Ману. Я только начала лазить, когда он родился. Я должна всё очень хорошо организовать, чтобы в холодильнике было полно еды, когда мы все вернемся домой вечером. Мы построили дом десять лет назад, потому что я хотела иметь надёжный тыл для моего сына. И у него есть место, где можно потусить с друзьями. Теперь Лука стал частью этого. Мы называем это «смешная семья». Ману уважает его как действительно хорошего друга, они очень хорошо ладят. Что ж. Знаешь, каждому нужно место, где он или она может работать, и чтобы не нужно было никуда ехать. От множества поездок за год легко можно устать.

Я действительно путешествую только тогда, когда у меня есть желание покинуть свой дом, но я люблю возвращаться. И теперь это дом Луки. Место, где я живу уже 25 лет, это очень традиционное место. Скалолазание здесь – тоже традиция, и люди не очень открыты. Но и им интересно видеть в своём кругу кого-то нового. Они не примут каждого в друзья с первой минуты. Они решают, крутой этот парень, или нет. Луку приняли не просто как хорошего альпиниста, но и как хорошего человека. Это делает меня счастливой. Если бы он не был хорошим человеком, он не был бы со мной.

Может быть, личный вопрос. Если не хочешь, можешь не отвечать. Твой сын общается с отцом?
Да. У Ману действительно хороший отец. Я считаю, что ребенку в каждый период его жизни нужны крепкие отношения с обоими родителями. Я всегда много работала, чтобы это произошло. Общаться с его отцом не всегда было легко, так как мы больше не были вместе. Я решила задвинуть свои чувства и разочарования, что бы ни случилось. Он отец Ману и заслуживает того, чтобы проводить с ним время. Я думаю, что мы оба хорошо с этим справляемся. Ману привык ездить каждую неделю к отцу. Это не так далеко, 10,5 километров.

Инес со своим сыном Ману на вершине Серро-Соло, с лыжами (Патагония, август 2017)

Я обычно с удовольствием слышу истории, когда семьям удается с этим справиться. Это хороший пример. Я знаю, что ты иногда ходишь в горы с сыном. Он любит лазить? Или он просто уважает твою страсть?
Он никогда не сделает что-то только потому, что уважает меня. Он подросток! Мы много лазали и путешествовали вместе. Но он никогда не был слишком вовлечён в скалолазание. Однажды, когда ему было 12 или 13 лет, он сказал: «Друг пригласил меня присоединиться к их местной скалолазной секции».
У них есть тренировки, у них есть поездки при поддержке альпийского клуба. И я такая… Правда? «Да, мама. Но для этого мне нужно лазать на уровне 6с + с нижней страховкой». И я согласилась, что если это действительно то, чего он хочет, пусть лазает. Я поддерживаю его, но не подталкиваю. Это было его собственное решение вступить в клуб. А теперь он готовит детей к соревнованиям. У него есть лицензия. Он тренирует детей. Хотя у самого с соревнованиями не сложилось. Он сильный, но ему трудно справиться с давлением.
Он лезет 8b, что, как мне кажется, хороший уровень для 18-летнего парня. Ему было 18 лет, когда он пролез свою первую трассу 8b, и он очень мотивирован, может быть, слишком, он требует от себя слишком много… Я же говорю ему: «Расслабься! Если ты не сделаешь это сегодня, ты вернёшься завтра или послезавтра».

Инес, Ману, Пауло Марацци и Лука Линдич на склоне Серро-Соло

Сколько ему сейчас лет?
19. И я пригласила его поехать в Канаду после того как он закончит среднюю школу: пройти один маршрут в Бугабуз. Нам обоим не удалось пролезть его свободным лазаньем, когда ему было 14 лет.  Маршрут очень сложный… Что-то между 7c и 8a, но это лазание по трещинам – то, что мы делаем не так часто.

Я поступила в университет, когда мне было шестнадцать. Но у нас другая система образования.
Я знаю, я тоже ушла из дома в шестнадцать. Я больше не жила с родителями, но ему девятнадцать. Если я не выставлю его из дома, он останется навсегда. Честно!

Я уже сказала своему сыну: восемнадцать лет – чемодан и университет!
Он не хочет учиться в университете, потому что там, где мы живём, нет университета. Ему нужно ехать, или путешествовать, или двигаться… посмотрим.

Инес и Ману траверсируют ледник в Патагонии

После рождения детей некоторые люди пытаются сохранить свою собственную жизнь такой же, какой она была до родов, но это почти невозможно. Как изменилась  твоя жизнь после рождения сына?
Ты знаешь, сильно. У меня было много обязанностей и только небольшие периоды в году, когда я могла уехать из дома, потому что меня поддержала бабушка Ману по отцовской линии. Она всё ещё приходит, когда я далеко от дома, и это здорово. Я никогда не хотела ездить в две или три большие экспедиции в год, потому что я хотела видеть, как растёт мой сын, быть дома, если ему нужно будет помочь решить проблемы в жизни или учёбе.
Но нашу жизнь всегда было трудно организовать. Он возвращался из детского сада в два часа. Итак, у меня было время полазать утром с 7:30, и нужно было найти людей, готовых двигаться быстро. Можно провести весь день в горах, а можно пройти тот же маршрут за меньшее время. У меня времени было мало. Мне нужно было успевать за шесть часов.

Azazar, 8a, новый маршрут в Марокко, пройденный Инес, Лизи Штойрер и Патриком Ауфденблаттеном в 2013 году

Это, наверное, мотивировало! [смеются]
Да. И чем меньше у меня было времени, тем больше я могла извлечь из этого. Я стала… как сказать? Более эффективной. Может быть, это помогало прогрессировать.

Я уверена в этом. Как ты считаешь, каков уровень мирового женского альпинизма сегодня? Что изменилось, когда такие женщины как Саша Диджулиан начали ходить большие стены?
Уровень женского скалолазания очень высокий. То, как они лезут, практически заставляет меня плакать… Больше нет почти никакой разницы с тем, как лезут мужчины. И в боулдеринге, и прочем. Тем не менее, когда дело доходит до альпинизма, мы видим всё меньше и меньше женщин на такого уровня маршрутах. Судя по тому, какие маршруты прошла Саша в последние годы, она поняла, что может перенести свои навыки на большие стены.
Я люблю ночевать в палатке, ездить в дальние поездки. Я думаю, она понимает, что это то, что женщины не делают часто.
Есть и другие примеры женщин в альпинизме. Мне нравится тот истинный дух, который есть у Каро Норт. Ты слышала о ней? Она любит горы, она действительно сильный человек, на мой взгляд. Ещё Бретт Харрингтон. Так много девушек честно ходят технически сложные маршруты в горах.

Scaramouche on Hoher Göll, 8a, свободное прохождение. Photo: Фрэнк Кречман

 

На самом деле, я думаю, Саша привносит современные социальные идеи в немного застоявшийся мир аутдора. В России, когда мы говорим о женщинах в альпинизме, то всё ещё часто слышим что-то вроде «женщины должны ждать мужчин с горы». Вы ощущаете это в Германии?
Уже не так сильно. Это было, когда я начинала лазить, и мне пришлось много бороться, чтобы достичь того, что я имею сегодня. Люди говорили, что это не для девушек. Сегодня это другая история.

Я понимаю, что для Саши хождение больших стен, отчасти, может быть маркетинговой историей. Но я видела её фильм на Банфском кинофестивале, и он очень трогательный. Казалось, что она была очень счастлива, когда пролезла те маршруты. С другой стороны, она привносит идеи равноправия и поддерживает женщин.
По моему опыту, женщины, как правило, не настолько убеждены в том, что способны что-то сделать, как уверены в себе мужчины.
На курсах для женщин, которые я провожу в Шамони, они часто записывают себя в новички, хотя все они имеют более высокий уровень. Зато мужчины указывают свой уровень как средний, после чего оказывается, что они абсолютные новички.

На льду Хемседала, Норвегия. Фото: Томас Сенф

И потому я бы хотела поддерживать женщин, которые действительно хотят ходить в горы.
Очевидно, есть женщины, которые думают о том, чтобы начать ходить в горы. На встрече в Москве в ноябре, когда кто-то спросил меня, как я пришла в альпинизм, я ответила, что учусь у более опытных людей. Тем не менее, я также обратила внимание, что просто следование за кем-то не даст мне полных навыков альпинизма. К тому времени я начала лазить с девушками своего уровня или чуть меньшего опыта. Мне приходилось лазать с ними, потому что мужчины пытались меня оберегать… как Лука. Всё нормально. Мы оба отлично с этим справляемся, но, когда ситуация становится опасной или что-то в этом роде, он ведёт себя, знаешь, как мужчина: я могу это сделать. Но, погоди, я хочу это сделать сама, это просто!

На острове Сенья, Норвегия. Фото: Томас Сенф

Хорошо, что ты понимаешь это. Вы оба это понимаете. А мне однажды на альпинистской конференции сказали: «Лена, женщины должны рожать!»
Нет, они не должны. И они могут делать и то, и другой. Они могут и рожать, и лазить.
Я вижу огромную разницу между восхождением на Эль-Капитан и гималайским альпинизмом, где вам нужно использовать ледовые инструменты и кошки. Альпинистки всё чаще обращают внимание на большие стены: Бабси Зангерл, Нина Капрезе, Бретт Харрингтон, Эмили Харрингтон, Хейзел Финдли. Так много сильных женщин…

На маршруте Azazar, Высокие Атласские Горы, Марокко

В любом случае, если мы будем слушать  всех, кто говорит: «вас нужно защищать», «вы можете получить травму», – мы никогда не будем лазать.
У меня была одна чисто женская экспедиция в Гималаи с Одри Гарипи, вроде, в 2011 году, с Дженнифер Олсон из Канады. Одри перестала ходить в горы после этой экспедиции, потому что получила там обморожения. А она была очень крутой женщиной. Она потеряла в горах своего друга. Ты слышала о Гае Ласелле из Канады? Одри была очень одарённой, но вторая моя подруга, Дженн, хотела быть руководителем экспедиции, и она была единственным гидом в нашей команде.
Мы все приносим свои истории, свои ожидания и навыки. Не было похоже, чтобы мне или Одри был нужен гид. Мы не поладили с Дженн, и она покинула экспедицию. Нас осталось двое. Затем Одри поморозилась. Ей также пришлось уехать, и когда я осталась одна, я подумала, что ехать женской командой было не самой умной идеей.

На острове Сенья, Норвегия. Фото: Томас Сенф

Я думаю, что не идея была проблемой.
Да. Наконец, я прошла новую линию на Квангдэ Шар с нашим фотографом Кори Ричардсом, но это не было целью поездки. Идея поездки заключалась в том, чтобы совершить восхождение женской командой. К сожалению, тогда это не сработало.
И общение в команде из трёх человек – это сложнее, чем коммуникация связки двоих. Если у двух людей разные мнения, то это 50/50. При обсуждении ситуации тремя участниками команды, один может оказаться «чёрной овцой».

Для меня это не проблема женских команд, а неудачные партнерские отношения.
Трудно найти правильных напарников. Вы должны очень хорошо сочетаться, не только в связке, но и по-человечески.
Я хотела бы найти хорошую напарницу.

Тре-Чиме-ди-Лаваредо. Фото: Райнер Эдер

Я помню твоё интервью лет 14 назад. И там был вопрос о твоём прохождении   свободным лазаньем маршрута Camillotto Pellissier на Тре-Чиме-ди-Лаваредо. И как некоторые мужчины были недовольны этим. Ты помнишь тот момент?
Я помню двух парней из Южного Тироля, из Доломитовых Альп, Кристофа Хайнца и Курта Астнера. Они также прошли этот маршрут свободным лазаньем. При этом Хайнц лез вторым, а Курт лидировал. И он сказал, что поскольку он пролез этот маршрут с верхней страховкой с первой попытки, он не мог быть 8b или какая там была категория. Поэтому мне следовало понизить его рейтинг.
Может быть, он был прав. Но я подумала и решила, что категорию понижать не буду.

Он вообще-то сильный альпинист…
Вот и я ему сказала, что он очень сильный. Ты не можешь понизить рейтинг маршрута просто потому, что потратил на него меньше времени.
Это была не ужасная дискуссия, но неприятная. Курт же тоже ходил этот маршрут прежде, и он не понизил рейтинг. После того, как они попросили меня сделать это, я подумала… А почему ты этого не сделал?

Инес во время прохождения Ritter der Kokosnuss. Фото: Томас Сенф

Ты одна из тех, на кого равняются поколения. Ты ощущаешь это? Это поддерживает тебя или давит?
Я не ощущаю никакого давления. Это мотивирует меня, вдохновляет меня. Если я делаю то, что я делаю, и не делюсь своими историями с другими людьми, молодыми людьми, с кем бы то ни было, например, с женщинами… разве это не эгоистично? Я возвращаюсь с горы счастливой, мне очень повезло. И я пользуюсь новым измерением, которое даёт мне альпинизм, когда у меня есть возможность поговорить с людьми и вдохновить их.

На стене Кызыл-Аскера

Поделись историей. О каком моменте своей жизни ты любишь рассказывать своей аудитории во время лекций?
Я не знаю. Я заметила на лекциях, что некоторые альпинисты серьёзны, они хотят знать больше. А бывает, приходят люди, которые не совсем понимают, что мы там делаем.
Они любят забавные истории. Как ходить в туалет, например. Когда-то давно меня была лекция в одном городе. И я оказалась там недавно снова. Слушатели сказали, что всё ещё помнят, как я бросала семейники. Мы были в экспедиции, парню пришлось стирать свои трусы. Он их повесил, а они застыли, как фрисби. И мы играли во фрисби его семейниками. Люди помнят нашу фрисби! Они также помнят, как однажды, сорвавшись на микстовом маршруте, который лезла в Канаде, я уронила свой ледовый инструмент. И он должен был пролететь все 400 метров вниз. Но каким-то чудом мне удалось его поймать в полёте. Мы даже засняли это на видео.

Ritter der Kokosnuss, M12, чистое прохождение, Брайтвангфлю. Фото: Томас Сенф

Ты очень везучая!
Спасибо. Мне очень повезло. И после лекции они аплодировали мне не потому, что я пролезла маршрут, а потому что я поймала свой ледовый инструмент. Это истории, которые люди помнят.

Мы все сейчас проходим через тяжелые времена. Как ты и ваша семья справляетесь с пандемией?
Мы просто остаёмся дома и пишем и редактируем тексты, разбираем завалы на жёстких дисках, убираемся дома и в саду, делаем растяжку, занимаемся йогой, тренируемся на хэнгборде, готовим обеды, печём хлеб, звоним по скайпу друзьям и семье. Мы бегаем и ездим на велосипедах в разрешённых пределах, ничего значительного, но достаточно для поддержания формы.

Как проходит твой день?
Каждое утро я просыпаюсь в 6.30 по будильнику. Затем я пью кофе и завтракаю, попутно составляя план на день. Это помогает мне оставаться сосредоточенной и не потеряться во времени.

Часто мы проводим 2 тренировки в день:

  • утро: хэнгборд;
  • после обеда: растяжка;
  • ранний вечер: другие упражнения, например, на развитие мышц кора и отжимания;
  • в течение дня небыстрый бег.

Нас трое дома, Лука, мой сын Эммануэль и я. Мы больше двух недель (на момент, когда вопрос был задан – Прим. авт.) не встречались ни с друзьями, ни с семьёй, и стараемся быть добрыми друг к другу. Ману должен много учиться, он готовится к экзаменам в средней школе, которые, я надеюсь, когда-нибудь произойдут.

=====

Редакция WomenGoHigh попросила Инес поделиться рецептом, который развлечёт вас в дни изоляции и подарит немного радости и тепла!

Можно испечь хлеб самостоятельно в разных вариациях. Это полезнее, чем покупать в магазине, и вы сможете добавлять свои любимые ингредиенты.

Мой рецепт:

  • 500 г Спельты
  • 400 мл тёплой воды
  • 1 кубик дрожжей
  • соль

Можно добавить 150 г любых орехов, моркови, семян… дикого чеснока…
Выпекайте 45 мин при температуре 180 °C.

Очень вкусно.

Инес Паперт – немецкая альпинистка, обладательница множества титулов в ледолазании. Она всемирно известна своими сложными альпийскими восхождениями и пройденными ею микстовыми линиями. Инес совершила несколько первопрохождений и считается одной из сильнейших альпинисток мира.
Инес Паперт родилась 5 апреля 1974 года и выросла в северном саксонском городе Бад-Дюбен. Как написано Википедии, родом Инес из музыкальной семьи и играет на пианино и саксофоне. Получив диплом физиотерапевта, Паперт покинула отчий дом в Саксонии в 1993 году и переехала в Берхтесгаден, Бавария. И когда её интерес к горам начал расти, Инес стала играть на скалах.
Она стала по-настоящему ледяной королевой, четыре раза выиграв кубок мира по ледолазанию. Инес первой среди женщин пролезла микстовый маршрут категории M11. И первой ступила на вершину Лику-Чули (6719 м) в Непале, одна.

Основные достижения

  • 2001. Первая «восьмёрка» на скалах
  • 2006. Редпойнт маршрута Camilotto Pellisier (макс. Категория 8b) на северной стене Чимы Гранде
  • 2007. Первое повторение на тот момент сложнейшего микстового маршрута в мире Law and Order (M13)
  • 2009. Первопрохождение маршрута Power of Silence (7c +, 11 питчей) по южной стене Middle Huey Spire в Канаде.
  • 2010. Первопрохождение микстовых маршрутов Triple X (VIII, 8) на Бен-Невисе и Bavarinthia (IX, 9) на Кэйрнгормс, Шотландия
  • 2011. Маршрут Quantum of Solace на Great Walls of China, 600 м, Кыргызстан/Китай; ABO, WI7+, M7
  • 2012. Повтор маршрута Illuminati, M11 +, WI 6+, Тироль
  • 2013. Первопрохождение Лику-Чули 1, Непал, соло после того как напарник заболел
  • 2013. Первопрохождение маршрута Azazar (8a, 9 питчей) на юго-западной стене Тадрарате, Марокко
  • 2015. Второе прохождение микстового маршрута Holy Grail (M12), (W15)
  • 2016. Пятое прохождение маршрута Riders on the Storm, VI 5.12d A3, на Торре-Чентрал (Торрес-дель-Пайн), Патагония
  • 2016. Успешное восхождение по трудной юго-восточной стене Кызыл-Аскер (5842 м) по маршруту Lost in China, WI5+ M6 1200 м. С Лукой Линдичем

Больше в Википедии

На лекции в Москве, ноябрь 2019. Фото: «Прогноз погоды»

 

 

Больше фото со встречи в Москве

Спасибо Arc’teryx Russia и Ирине Новиковой за организацию интервью, а также Елизавете Коротяевой, Анастасии Чепуровой и Анне Александронец за помощь с материалом.

Press for English

===

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
Facebook
ВКонтакте
Instagram